Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

летописец

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОСЛАВНОГО КНИЖНОГО РЫНКА

http://amin.su/content/analitika/10/229/

Георгий Гупало: «От церковной бюрократии не приходится ждать ничего хорошего»

Георгий Гупало: «От церковной бюрократии не приходится ждать ничего хорошего»

Известный православный издатель подверг небывало жесткой критике издательскую политику РПЦ

Георгий Гупало и генеральный директор издательского холдинга 
«Белый город» Константин Чеченев на встрече 
со Святейшим Патриархом Алексием II

Уважаемый Георгий Михайлович, как вы оцениваете сегодняшнее состояние книжного рынка православной литературы и динамику его развития? Многие издатели говорят, что рынок сильно упал, работать все сложнее. В чем причина? Она больше внутренняя¸ то есть издатели сами виноваты или все-таки внешняя? Или это не так?

Православный рынок  часть большого книжного рынка России, поэтому нужно оценивать все комплексно. Причин падения книжного рынка в нашей стране несколько. Прежде всего, в последние годы мы наблюдаем общее падение интереса к книге и чтению. Если в 1987 году в нашей стране выходило почти 2 млрд экземпляров книг, пять лет назад мы говорили о 620 млн, то в этом году по прогнозам будет менее 500 млн. За последние три года средний тираж сократился более чем на 30%. По обнародованным Роспечатью данным, по отношению к первому полугодию прошлого года количество наименований сократилось на 9%, а по тиражности и листажу на 13,5%. Но эти данные многие специалисты считают слегка заниженными и говорят о 20% сокращении рынка за последний год. Это катастрофа. При этом все руководители отрасли понимают, что схлопывание рынка может произойти мгновенно и восстановление будет весьма затруднительным. Если вообще возможным.   
С православной литературой все обстоит не так печально, как со светской. У нас есть падение, но пока еще самые высокие тиражи в отрасли, и есть наименования, которые продаются немыслимыми для светского рынка стотысячными тиражами. Более того, именно православный сегмент общего книжного рынка показал в прошлом году настоящее чудо: впервые в истории Российского государства книга православного священника стала лидером продаж на светском рынке и побила все рекорды, обогнав пресловутых Донцову и Дашкову. Составляющих успеха книги «Несвятые святые» архимандрита Тихона (Шевкунова) несколько: правильно выбранный издательский бренд, авторитет и связи автора, успешно проведенная реклама и одно из самых главных условий — качество самой книги. Автор смог рассказать о Православии тем, кто вообще не знаком или мало знаком с жизнью нашей Церкви, тем, кто еще только думает переступить порог храма или сделал это недавно. У книги есть критики. И это хорошо. Но пусть желающие критиковать ее недостатки сделают что-то лучше или хотя бы попытаются проанализировать причину успеха. Тогда они смогут понять и направление, в котором надо двигаться авторам и издателям, желающим открыть огромный мир русских людей, жаждущих воцерковления. Тираж книги перевалил за миллион, но в стране живет еще 140 миллионов! В 140 раз больше тиража книги. Есть еще поле не паханное. А мы тут с пятью-десятью тысячами экземпляров среднего тиража балуемся. 
На мой взгляд, нужно говорить не о причинах падения рынка православной литературы, а о том, что нужно сделать, чтобы увеличить этот рынок. Отец Тихон показал нам всем пример. Он перечеркнул минус и сделал его плюсом. Теперь пробка выбита и любой желающий может попробовать повторить успех книги «Несвятые святые». Дорога открыта. Ждем путников.

Без-имени-4.jpg

Вы – член Издательского совета РПЦ. Как вы оцениваете работу и политику Издательского совета? Быть может, стоило бы что-то изменить? Что бы вы изменили, если бы это зависело от вас?

Мое участие, как и участие всех остальных членов, носит формальный характер. Мы мало влияем на политику Совета и практически не участвуем в его реальной деятельности. Изменить надо многое. Можно сказать почти все. ИС РПЦ стал обычной бюрократической чиновничьей конторой, которая вообще не помогает издателям, а, наоборот, подобно всем остальным бюрократическим организациям только создает проблемы для развития бизнеса. Вместо помощи в реализации они создали преграду для дурных книг. Это надо было делать, но далеко не с самого начала. Кроме того, все остальные реформы остановлены и даже не тронуты. Сейчас ИС РПЦ только зарабатывает на издателях. Конечно, когда я задумывал крайне необходимые преобразования, то никак не ожидал такого развития событий и такого печального конца реформ. Руководство ИС РПЦ в точности повторяет путь нашего светского правительства: вместо создания условий для развития бизнеса они создают преграды и пишут многочисленные законы, которые и обойти нетрудно.   
Что сейчас делает Совет? Все реформы свелись к рецензированию продукции: поставили в чистом поле турникеты и собирают дань за проход через турникет. Но что дальше издатель должен делать со своей книгой?  То, что делал раньше — самому ее реализовывать. Вот и выходит, что стоит в чистом поле турникет, перед ним поле, после него поле, а перед самым заграждением  узкое горлышко, перед которым толпа издателей с книгами месяцами ждут своей очереди, платят свои деньги, а потом проходят через турникет и идут на все четыре стороны со своими книгами, в то же самое чистое поле. Обыкновенный русский современный чиновничий бизнес  зарабатываем деньги из воздуха. 
Те, кто поумнее или поциничнее, вообще не отдают на рецензирование. Или ставят гриф самостоятельно (кто сможет проверить) или не ставят гриф вовсе (что будет с теми храмами, которые будут продавать книги без грифа?  ничего!) 
И что самое отвратительное, попробуй хоть слово скажи против сложившейся системы  сразу записывают во враги и начинают мстить. Вот и сейчас, я уверен, мое интервью крайне не понравится руководству ИС РПЦ и, поверьте, отомстят, как уже было это сделано однажды. Это же мы только на словах христиане, а на деле живем по ветхозаветным законам «глаз за глаз». И что забавно: есть издательство, которое десятки книг издает с липовыми благословениями и грифом ИС РПЦ. Но они сидят тихо, никого не критикуют и будут сидеть так бесконечно долго. А ДАРЪ за это интервью поплатится. Я говорю все это для того, чтобы издатели поняли, с кем имеют дело и чего им ждать от ИС РПЦ  ничего хорошего. 
Есть такая поговорка: «Беда России не в дорогах и не в дураках, а в дураках, указывающих дорогу». Полностью принимаю ее на свой счет. Я жалею о том, что указал дорогу, что хотел реформировать православную книжную отрасль, что поднял волну и достучался до священноначалия, требуя проведения реформ книжной отрасли. Это принесло только проблемы всем издателям и никак не помогло решению тех задач, которые могли бы помочь развитию рынка, его укреплению и укрупнению. И я хочу попросить прощения у своих коллег за то, что произошло. Видит Бог, я не желал зла и не мог предполагать такого развития событий. Но, видимо, прав был Оскар Уальд, писавший, что «в России нет ничего невозможного, кроме реформ».

Как, с вашей точки зрения, можно вернуть интерес к серьезному чтению, в том числе конфессионально окрашенной литературы в эпоху электроники, социальных сетей, интернета и проч.? Это как-то совместимо или дальнейшая деградация духовности и культуры неизбежна в условиях мегатрендов так называемого современного мира?

Серьезное чтение всегда было уделом единиц, им и останется. Всегда в любом обществе было несколько процентов интеллектуалов, жизненно нуждающихся в качественной, умной литературе. Такие люди будут всегда. Вспомните кошмар 1917 г., когда были убиты, брошены за решетку и выдворены из страны десятки тысяч хорошо образованных людей. Но даже тогда остались люди, которые удерживали страну от полного падения и исчезновения с карты истории.
Что касается новых интернет-технологий, то к ним нужно относится как к орудиям, помогающим жить. Можно добывать уголь руками, можно молотком, а можно поставить робота, который будет за вас работать. Вам нужен уголь — получите. Новые дивайсы (очень не люблю это слово), как роботы, они помогают нам найти нужную информацию. Принять ее в сердце может только человек. Тут нужен труд читающего. И если его сердце нуждается в такой пище, то труд этот будет в радость. А если не нуждается, то любование дивайсом остается единственным удовольствием его владельца.

Вы – один из тех, кто давно выступал с идеями реформирования церковного книжного рынка. Почему далеко не все из задуманного получилось? Или вы полностью удовлетворены своей деятельностью последних лет?

Я уже ответил на вопрос, что произошло и к чему свелись реформы. Почему не удалось реализовать даже десятую долю задуманного? Не знаю. А какие реформы в нашей стране прошли успешно? Можно вспомнить за последние 20 лет десятки попыток что-то исправить, и все они приносили только разочарование как народу, так и самим реформаторам. Мы все, всё наше общество больно. Более того, мы находимся в состоянии прелести, когда не видим и не понимаем своей болезни. Начинать какие-либо реформы в таком состоянии категорически нельзя. Томас Карлейль писал, что «любая реформа, кроме моральной, бесполезна». Он был прав. Могу только добавить, что не просто бесполезной, но разрушительной она становится тогда, когда руководство страны или отдельной отрасли не понимает того, чем руководит. Большая беда начинается, когда к власти приходят не профессионалы, да еще и временщики. Профаны не нуждаются в советах профессионалов и не ищут опоры в них. 
Удовлетворен ли я своей деятельностью? Нет, конечно. Церкви не нужны мои труды, равно как и сам ей не нужен. Я есть  ладно, меня не будет  никто не заметит потери бойца. Я знаю, что так может сказать каждый из нас, но уверен, что так быть не должно. Церковь  это собрание единоверцев и единомышленников. Если нет собрания, то нет и Церкви. Если мы все живем по принципу «каждый сам по себе и сам за себя», то в чем наша общность? В нашей стране был период междусобных войн. Тогда мы потеряли свою независимость и превратились в колонию. Такое же состояние у нас сейчас. Чем быстрее мы осознаем важность и нужность объединения, тем быстрее закончится разруха в нашей стране и раздрай в церковной общине. Тогда можно будет задумывать какие-то реформы. Сейчас все они будут только во вред.

Почему был закрыт портал «Правкнига» – по общему мнению, лучший ресурс русскоязычного интернета в данном тематическом сегменте? Правы ли те, кто говорит о том, что на вас было оказано административное давление со стороны официальных структур РПЦ?

Никакого давления не было. Это бредни. Наоборот, я сам хотел бы увидеть хоть какое-то давление со стороны ИС РПЦ. Я многократно говорил, что Правкнига  это не ресурс Гупало, издательства ДАРЪ или «Белого города». Правкнига создавалась как площадка для всех православных издателей и читателей. Всех, кому нужна православная книга. К сожалению, за 7 лет существования портала мы не смогли найти единомышленников ни в церковной издательской среде ни среди нового книжного чиновничества. Мы оказались не нужны ИС РПЦ. Невероятно: частное лицо делает православный (церковный) ресурс, выполняет ту работу, которую могли бы, но не делали синодальные отделы, не находит поддержки и даже элементарного участия с их стороны, а когда закрывается, то профильное ведомство вовсе никак не реагирует на его закрытие. Представить такое в любой другой стране затруднительно. Причем, это важно, мы не просили денег у ИС РПЦ на работу портала. Мы только просили информировать нас о мероприятиях, которые они задумывают и проведение которых мы помогли бы осветить. Я несколько лет предлагал митрополиту Клименту помощь Правкниги, предлагал передать портал под его полное руководство, даже при сохранении финансирования с моей стороны, но все это оказалось ему не нужно. Как сказал мне его помощник: «Вы же понимаете, что для всех Правкнига навсегда будет порталом Гупало, а не владыки». Когда портал закрылся, то никто даже не поинтересовался причинами его закрытия. Нет, и слава Богу. А то, что ежедневно на его страницы заходили 20-30 тысяч человек, то, что мы рекламировали продукцию многих сотен православных издательств, рассказывали о том хорошем, что делается нашими издательствами и книготорговцами, все это оказалось совсем не нужно руководству ИС РПЦ. Дикость. Я до сих пор не могу в это поверить. Какое тут давление! О чем Вы?! Вакуум. Полная пустота. Кроме личных интересов  ничего.

Ваш прогноз: как будет дальше развиваться ситуация с православной книгой в нашей стране? Каковы основные факторы, формирующие мегатренд?

Как говорил наш златоуст Виктор Степанович Черномырдин: «Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче». Думаю, что тиражи будут сокращаться, количество наименований падать, все больше будет храмов, в церковных лавках которых не будет даже Евангелия, но будут польские ангелочки. На помощь Совета рассчитывать не нужно. Они живут под девизом того же Виктора Степановича: «Курс у нас один — правильный!» Результаты деятельности мы видим уже сейчас. Последствия деятельности еще пока никто не может представить.   
В нашей стране была уникальная возможность совершить настоящую духовную революцию. Общество хотело, нуждалось в проповеди Евангелия, а мы еще имели силы и средства. Всего-то надо было помочь издателям больше выпускать хорошей духовной литературы. Даже не в деньгах проблема. Мы сами бы нашли средства и все сделали. Только помогите с реализацией, не создавайте препонов, популяризируйте книги. Больше людей пойдет в храмы, больше людей вернется в лоно Церкви, больше людей встанет на путь духовного исправления. Ведь книга  это еще одна форма проповеди. И иногда намного более действенная,  чем проповедь обычного священника в храме. Святая простота и мудрость великих угодников Божиих, запечатленная в их житиях и творениях, быстрее растопит сердечный лед и обратит лицо человека к Богу. Мы крайне недооцениваем важность и нужность книжной проповеди. Святого Василия Великого или преподобного Амвросия Оптинского нет с нами, но есть их слова, книги о них. И эти книги могут научить истинной вере и жизни во Христе. Научить быстрее и качественнее, чем могут это сделать сотни молодых неопытных священников. Вроде бы я говорю азбучные истины, но почему мы редко слышим эти слова из уст священноначалия? Почему нет конкретных дел, почему не делается хоть малость, что могло бы помочь распространению православных книг в России? Наоборот, делается все, чтобы дискредитировать Церковь. Вспомните Патриаршую литературную премию этого года, когда одним из победителей стал полнейший графоман и бездарь (редакция «Аминь.SU» категорически не разделяет данного мнения автора о Викторе Николаеве –ред.), но никак не отметили книгу, ставшую победителем всех светских книжных конкурсов и лидером продаж на светском рынке. Я имею ввиду упомянутую уже книгу о. Тихона (Шевкунова). То есть мы и здесь выбираем свой особый путь, собственную ориентацию. Мы не поворачиваемся лицом к народу, а живем своей непонятной ни для кого жизнью. И хорошо, если бы жизнью во Христе.

О планах издательства «Даръ». Как вы оцениваете свое место на современном книжном рынке?

Издательство ДАРЪ несколько снизило темпы своей деятельности, но мы по-прежнему в числе лидеров рынка. Мы активно разрабатываем сейчас новое для нас направление катехизаторской литературы для детей, больше делаем красочных, богато иллюстрированных книг. Не знаю, что будет дальше с издательством ДАРЪ. Надеюсь, что Господь будет милостив к нам и даст еще время послужить делу книжного духовного просвещения. Я всем говорю, что мы еще в самом начале пути. И если не мы, то кто-то другой обязательно продолжит начатое нами дело. И дай Бог, чтобы таких маленьких духовных воинов, как мы, становилось больше и чтобы теснее смыкались наши ряды. Только так мы победим. 
Знаете, в моем любимом Питере есть величественный храм — Троице-Измайловский собор. Император Николай I задумывал этот храм сделать особенным: он категорически запретил его расписывать, оставив белоснежные стены, и поставил очень простой, лаконичный иконостас, без особых позолот и вычурной резьбы. А над иконостасом распорядился водрузить огромный крест и с краткой надписью: «Сим победиши». Я очень люблю этот храм, эту идею и верю в силу девиза. Только с крестом, только с Богом можно победить зло и неправду, преодолеть любые преграды. И нет такой силы, которая могла бы нас остановить, если с нами Бог.

екатерина

ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ Екатерина Домбровская "Воздыхания окованных"

Оригинал взят у shveytsar в ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ Екатерина Домбровская "Воздыхания окованных"


  Отклики, отзвуки и отражения   часто  случаются в мире мыслей, и  мне многие подвердят присутствие и в их жизни  таких же точно закономерностей. Некоторое время назад читал про   князя императорской крови Иоанна Константиновича,  выделявшегося " даже в такой благочестивой семье своей религиозностью, молитвенным настроением души" -  когда родился его сын Всеволод, ему   " вложили кадило в ручку." «Так что князь " впервые увидел своего сына  уже с кадилом в руке.» 

     А вечером того же дня зашел на Проза. ру и тут же откликнулся Константин Кедров :"  Я поэт- не политик, но поэтическая интуиция подсказала после двухмиллионной очереди к Поясу Богородицы - Будет чудо. Я так и написал тогда на ФБ. Меня спросили: "Вы это серьезно?". Я ответил:"Будет чудо!". И чудо свершилось. Сбылась мечта моего гениального друга А.Вознесенского: 
             Россию хоронят в печати и в прессе, 
             Но я повторяю: "Россия Воскресе!"
       А Константину Кедрову-Челищеву    отозвалась случайно открытая страница    Екатерины Домбровской: « Воздыхания окованных. Подстрочник к помяннику ( К сожалению, я не знаю книгу : Домбровская Е. А. Николай Егорович Жуковский. 1847-1921 гг. Воспоминания и материалы к биографии. Науч. часть под ред. проф. В. П. Ветчинкина и проф. А. П. Котельникова. [Предисл. В. В. Голубева]. М.-Л., Оборонгиз, 1939.,- и  не читал  повести  Веры Жуковской «Сестра Варенька», потому буду ориентироваться  исключительно на текст, помещенный на Проза ру.)     "Сын мой!... Надейся на Господа всем сердцем твоим, … и не полагайся на разум твой», – учил Приточник со страниц старинной семейной Синодального издания Библии с пометками моих давно ушедших родных. – Пишет Екатерина Домбровская. -  – «Во всех путях твоих познавай Его"        И   стал я читать мемуары Екатерины Домбровской, соединившие и свое, личное,  и общее, родовое , как бы воссоздающие  Путь потери и обретения веры, православной веры, которая наполняла душу верующего радостью  - потому что, живя правильно, живя как  верующие предки, невозможно не приобщиться великой радости бытия…
       Сразу укажу, что  мемуары написаны тем поэтическим  языком, который  призван отражать не вереницу внешних событий, хотя и они здесь есть, но путь ищущей  души, возвернувшейся к    духовному истоку, питавшему свой  род -  глубокому, многострадальному, поэтическому  Космосу православия. И это возвращение   столь велико по значению, что "  вся жизнь наша начинает восприниматься как некое священнодействие, имеющее в своих основаниях Божественный чертеж, присланный с Небес, а сверхзадачей жизни становится познание и постижение этого чертежа и своего места в нем. Тогда для человека, живущего верою и  по вере, все начинает отзываться в сердце как явления таинственной воли, как гласы и знаки из миров иных. Слышит их человек в немощи духа своего, силится узнать голос к нему обращенный, и в то же время трепещет, сомневается: да кто же я, мол, таков, чтобы искать «залогов от Небес», чтобы со мной Сам Бог говорил?!»    Старинная Библия принадлежала  бабушке Екатерины Домбровской, соединившей в себе линии  двух старинных русских дворянских родов,  один  из которых  дал России выдающегося  ученого Н.Е. Жуковского .   
   ( О нем, будучи студентом, почти каждый день я  невольно вспоминал, проезжая по Ленинградке мимо  любимого мной  Петровского замка, где долгие годы  располагалась  Военно-воздушная инженерная академия  названная его именем.  )
     Но выдающийся ученый  Николай Егорович Жуковский -  не  единственный главный герой  « Воздыхания окованных» , где изложена подробно и биография его, история его взросления, становления и обретения науки как смысла жизни, и фотографии его есть, и даже интересный рассказ о не менее интересном его  учителе  В. Я. Цингере – воспринимавшем  красоту формул как проявленное  знание, данное  из мира духовного.  Н. Е. Жуковский - то великое  дерево, в тени которого оказались сокрытыми другие  Жуковские и Микулины. 
 ( Кстати, несмотря на то, что род рюриковичей Микулинских считается давно угасшим и на то, что даже среди моих знакомых несколько «рюриковичей»,а уж так называемые "vip –персоны" почти все теперь « знатного просихождения», утверждение Екатерины Домбровской, что Микулины это потомки Микулинских  не вызвало у меня отторжения: в Микулиных-Жуковских , в их высокой культуре, в их крестьянском послереволюционном труде в Орехово, в их стремлении к знаниям. в их честности, искренности, душевной чистоте  не было позы, не было претензии. Кроме того, посчитайте, сколько у вас конкретно  было предков в 10  веке,  и вы поймете. что все мы немного рюриковичи:))) И вообще, я  верю в семейные предания, даже  сам вот, кстати, по такому   родовому преданию принадлежу к одной из давно обрусевших ветвей Енгалычевых)
    И вот тех, кто оказался в  тени  великого дерева   Н.Е. Жуковского, высвечивают « Воздыхания  окованных». Это Вера Жуковская, писательница Серебряного века, ставшая в советские годы почти  нищей ореховской затворницей. Талантливая очеркистка – ее заметки о  таинственном Распутине, фрагменты ее  « путевых очерков» о путешествии к озеру Светлояр, затаившему  под водой древний Китеж, о том  ярко свидетельствуют. Это Мария Жуковская, отдавшая свою жизнь служению брату-ученому, скромная и чистая хранительница семейного уклада, а значит и самой сути-сердцевины  жизни…  Это  Цусимский герой – Жорж Жуковский, погибший молодым. Это Анна Николаевна, мама Николая Егоровича Жуковского, сильная и красивая женщина. «Вот она – и была истинным образом русской женщины.- Пишет Екатерина Домбровская. -  Мне всегда мнится в ней нечто царственное, древнее, византийское возможно, она была глубоко права, чтя превыше всего родство со святителем Филиппом, Митрополитом Московским – не от святого ли печальника земли Русской она унаследовала эту крепость духовную?»
     Это и  скульптор Мария Жуковская ( мама автора мемуаров). И удивительно мягкий и добрый  Егор Иванович,( близкий мне  как читателю своим вегетарианством и негативным отношением к охоте). Это все, кто отозвался в памяти девочкиКати.благодарая тому, что ее  бабушка Екатерина Александровна Домбровская не утеряла родовую нить Ариадны – но вложила  ее  конец в крохотную ладошку внучки.  И  мемуары эти возникли только благодаря  душевной связи  их автора со своей бабушкой  связи,  обращающей  бабушку и внучку  в сообщающиеся сосуды,  почему и  " минувшее ощущалось настолько близким, - рукой подать, - что отстраниться и вглядеться, как вглядываются во что-то иное, стоящее вне тебя, было невозможно. Прошлое семьи, да и вообще русское наше прошлое еще продолжалось в бабушке и дышало жизнью окрест нее, а, значит, и смерть прошлого еще не наступала. Оно было еще настоящим, но уже сумеречничающим днем…"
         ( Замечу всклозь, что  представляются мне слабыми  лишь "художественные вставки" - где прошлое  как бы «  живописуется по-писательски».   В мемуарных частях  органичны интонация Павла Флоренского,  мысли Льва Гумилева,  мудрые поучения   Свт. Игнатия (Брянчанинова),  замечательные размышления кн. Сергея Трубецкого, строки Пушкина, Достоевского и других близких нам учителей ( имена, соединяющие острова в единое духовное пространство русской культуры)  - но чисто прозаические " усадебные"  куски, после "Детства Багрова внука". после "Детства. Отрочества. Юности»,наконец, после   Бунина - кажутся  именно лишними. Впрочем, дело автора решать их судьбу. Как мемуарист Екатерина Домбровская, несомненно, талантлива, но она еще  и  прекрасный стилист,одаренный   поэтическим мироощущением  – и есть в кого!)
  «  Бабушкой русской реставрации» называли Екатерину Домбровскую, друзья-ученые. ( Кстати, в Интернете в биографиии ее сына Кирилла Домбровского она ошибочно названа Марией) – это удивительная русская женщина, добрая, всепрощающая, сильная, талантливая, в которой вся жизнь рода, да и вообще именно русская жизнь стала неким « с г у с т к о м   б ы т и я» - бытия именно духовного – его духовной красоты.
     Меня как читателя не оставляло ощущение ее живого  присутствия! Более того, мне даже казалось , что именно  Ее глазами видит Екатерина Домбровская-внучка и старую Москву с ее монастырями, поленовскими двориками,  с ее светом вечерним и  утренними зорями над Кремлем , и, наконец, с ее  мостовыми, камнями, запахами. Точно  ПОМНИТ девочка Катя не свою - бабушкину Москву.  И  ее любовью любит  родовое Орехово ( разве  различишь -  ч е й это голос- бабушки или внучки?) «  с его гречишными полями (...) и лугами, где я знала каждый махонький и самый простой цветок, который жил в моем сердце в своей мизерной неповторимости, почти как личность, - он был моим товарищем, какой-нибудь тончайший, надломленный,  жалкий колокольчик, с которым мы не так уж и разнились по ростам"
      Орехово  для автора и главный  ориентир, и судьбинный знак для всех Жуковских, особенно для Николая Егоровича ( даже балкон напоминал там  детем эароплан).- но все-таки, главное, что Орехово – это очаг   «тихого и безмолвного жития… во всяком благочестии и чистоте»
      Удивительны приведенные  автором  старинные  письма  ( даже ради этих живых голосов  я бы советовал всем прочитать эту яркую  книгу! ), но последний аккорд – письма ее бабушки Екатерины Домбровской -  казалось бы  рассказывающие о простых вещах,    выражающие ее любовь и к близким,и к жизни , и к искусству – аккорд, звучащий с такой  силой, что уже не остается никаких сомнений – это по  Ее  воле, по Ее сердечной вере в вечные православные ценности, по Ее любви к близким,  просияли из небытия, закрытые тенью великого -  дорогие ей имена – род, который отреставрировала, ОЧИСТИВ от временнЫх напластаваний, как когда-то ее бабушка иконы и фрески, -   ее внучка – Екатерина Домбровская,  доказавшая еще раз , что  человек ведь - д у х о в н о е,  «сверхвременное существо» …

"Воздыхания окованных. Подстрочник к помяннику" Екатерины Домбровской можно читать здесь:
http://www.proza.ru/avtor/skityanka


самурай

ИЗДАТЕЛИ БЬЮТ ТРЕВОГУ


http://www.runewsweek.ru/society/33087/

Преимущественный ценз:

 

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕНЗУРА НАБИРАЕТ ОБОРОТЫ

 Шведская писательница Сельма Лагерлеф - первая женщина, которой дали Нобелевскую премию. В 1909 году она стала лауреатом по литературе. В России больше всего известна ее детская книжка «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями». А спустя сто лет одна из ее книг получила другое признание - гриф «Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви». «Красношейка. Пасхальное сказание» - христианская притча о птице, которая из милосердия вытащила терновый шип из венца на голове распятого Христа. Правда, эту книгу издательский совет рекомендовал доработать с учетом замечаний рецензента.

Это произошло в конце января. А в октябре прошлого года за нравственную проблематику одобрение Московской патриархии получила «Хижина дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу. Обе книги переиздал Сретенский монастырь, настоятелем которого является известный своими консервативными взглядами церковный деятель архимандрит Тихон (Шевкунов).

Теперь эти книги могут смело продавать все церковные книжные лавки. С прошлого года запущен механизм церковной цензуры, который определяет, какие книги можно продавать в храмах РПЦ, а какие нет. Этим занимается Издательский совет Московской патриархии во главе с митрополитом Климентом (Капалиным). Правда, сам митрополит не уверен, что церкви надо рецензировать светские книги и продавать их в храмах. «Нам что, не хватает книг духовного содержания? А эти книги и так продаются на каждом углу», - рассуждал митрополит в разговоре с Newsweek.

 

Collapse )

 

 

 

самурай

ТЕЛЕГОНИЯ И ЦЕЛОМУДРИЕ

Протоиерей Николай Головкин: На мой взгляд, в этой книге нет ереси


Один из авторов запрещенной к распространению книги «Целомудрие и телегония» прокомментировал решение Издательского Совета РПЦ

«Как священник Русской Православной Церкви я смиренно отношусь к решению Издательского Совета нашей Церкви о запрете распространять сборник «Целомудрие и телегония. Православная Церковь и современная наука о проблеме генетических инверсий» через церковную книжную сеть. Поскольку я являюсь автором статьи, опубликованной в этом сборнике, я хорошо знаком с содержанием данной книги. Поэтому могу сказать, что, несмотря на то, что сборник может содержать спорные с научной точки зрения постулаты и утверждения, в нем нет еретических высказываний и положений, противоречащих церковным догматам и православному вероучению. Я внимательно прочел книгу и не нашел в ней ни одного утверждения, которое расходилось бы с вероучением Церкви», - заявил в интервью «Русской линии» известный петербургский пастырь, настоятель храма св. апостолов Петра и Павла в Шувалово, ректор некоммерческого Института русской культуры протоиерей Николай Головкин. Напомним, что 9 марта, как ранее сообщала «Русская линия», на официальном портале Московского Патриархата появилось сообщение о том, что на сайте Издательского Совета Русской Православной Церкви размещен обновляемый каталог изданий, не рекомендованных к распространению через систему церковной (епархиальной, приходской, монастырской) книжной сети. В настоящее время в список включены восемь книг, в частности, сборник статей «Целомудрие и телегония. Православная Церковь и современная наука о проблеме генетических инверсий». В состав сборника вошли статьи протоиерея Николая Головкина, протоиерея Евгения Бобылёва, священника Максима Обухова, священника Алексия Грачева, священника Анатолия Измерова, кандидата медицинских наук Николая Рассказова, кандидата исторических наук Валерия Бочкарева.


Фото Ленарта Нильсона

На официальном сайте Издательского Совета Русской Православной Церкви опубликована выписка из протокола заседания Коллегии по рецензированию и экспертной оценке Издательского Совета № 5 от 11 февраля 2010 года. В выписке говорится, что на заседании было прослушано «сообщение эксперта касательно направленной на экспертизу в Издательский Совет Русской Православной Церкви Миссионерским отделом Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви книги «Целомудрие и телегония. Православная Церковь и современная наука о проблеме генетических инверсий» (Изд-во «Псалтирь», 2004) с целью решения вопроса о возможности реализации данной книги через церковную книжную сеть». В результате прослушивания сообщения неназванного эксперта было вынесено постановление «считать невозможным распространение указанной книги через церковную (епархиальную, приходскую, монастырскую) книжную сеть, поскольку в ней содержатся утверждения, противоречащие вероучению Православной Церкви».

 

Collapse )